Ossetia News

22 октября

$ 65.81

75.32

Погода 14° пасмурно

Об упадке культуры в Осетии

16:44 15.03.2017

У осетин есть такое понятие «балц» (поход). Я уже много лет нахожусь в т.н. походе, походе за знаниями. Я уехал в Петербург для того, чтобы чему-то научиться и приумножить свои навыки и полученные знания дома, в родной Осетии. Но когда я вернулся домой, выяснилось, что здесь нет даже фундамента, а я приумножить хотел. Только представь, ты каменщик. Строишь дома, стены возводишь, а приезжая домой, видишь, как твои родители в потолок звезды видят.

Культура Северной Осетии за последние годы, благодаря нашим чиновникам и горе-старшим потеряла 3 свои главные жемчужины.

Во-первых, в Северной Осетии отсутствует студия звукозаписи. Все, что есть у осетин, что мы слушаем и чем гордимся, что ласкает наши душу и сердце, всё это записывалось на осетинской студии. Однако, от этого бесценного клада осталось только 30%. Остальное благополучно сгнило в Архонке при непонятных обстоятельствах. Произошло это несчастье благодаря халатности и бездушности нашего министерства культуры. Этому есть доказательства, однако заявлять открыто об этом никто не смеет. Архив вывезли, есть видео доказательства, что архив, который собирался десятки лет, просто сгнил. Более того, на первые звонки мне и вовсе утверждали, что вывезенные архивы – это отобранный мусор. То есть, Сергей Кайтов, видимо, отобранный мусор? С 1939 года собирался отобранный мусор?!

Во-вторых, в Северной Осетии отсутствует понимание того, что такое Осетинский театр оперы и балета. А это: осетинские постановки на осетинском языке; осетинские хореографические постановки в исполнении артистов балета и осетинская музыка. Все это уже давно написано нашими великими старшими. Наша задача – все это показать осетинскому народу, показать всему миру. Но этого не происходит! Только в нашей республике Осетинский театр оперы и балета умудряется делить сцену с Дигорским театром. Только мы не можем похвастаться разнообразием афиши нашего театра оперы и балета, и только североосетинский театр оперы и балета заплесневел и не знает, что такое гастроли. В Северной Осетии также полностью отсутствует осетинская национальная музыка как таковая. Все держится на еле существующем оркестре Булата Газданова. На человеке, который уже многие годы служит нашим проводником в мир искусства. Булат Газданов лечит наши души, его надо беречь.

Мало кто знает, что у нас есть двадцать опер и оперетт на русском и осетинском языках, множество симфоний. Как сказал один из наших великих старших: «Это не уровень Чайковского» (речь о Валерии Гергиеве, прим. редакции). И я с этим согласен. Но я также убежден, что миру надо дать возможность послушать. И у меня болит душа за это больше, чем за Чайковского. Хотя бы потому, что Чайковскому больше 150 лет. А осетинская классическая музыка появилась в прошлом столетии и просуществовала недолго. Как родилась, так и сдохла. Но она родилась, и она была! И этот огонь не потух, потому что угли есть, мы можем их разжечь. Угли – это рукописи, которые нам оставили эти композиторы. Нам их просто негде записать.

В-третьих, великой потерей для Осетии стал Конный театр «Нарты». Он уже давно не приносит никакого дохода, не платит налоги. Артисты театра сопровождают свадьбы, благодаря чему могут кормить лошадей и хоть как-то выживать.

Срока давности преступлениям против культуры не существует.

Благодаря халатности, преступному безразличию наших старших, мы, молодежь, поняли, что только нам дано исправить все. Наши так называемые старшие оказали нам большую медвежью услугу. Мы стали намного сильнее. Мы поняли, что только мы сможем возродить все, что было убито давным-давно.

Сегодня родник забил вновь! И этот родник может напоить очень многих. Но возник он, к счастью, на гнили. К сожалению, эта гниль состоит из наших старших. Но к глупости своей, они послужили нашим удобрением. И мы взросли на них, на старших, которые годны лишь как удобрение.

Таких патриотов, как мы, родило наше прошлое правительство. Таких сумасшедших, идейных дебилов, как я, родили наши прошлые министры культуры. Я порождение прошлой власти, а все, кто рядом со мной, порождение прошлого беспредела.

Очень много таких людей, беззаветно любящих свою родину, невероятные патриоты. Они готовы вложить в родную Осетию деньги, чтобы возродить хоть что-то. Но они не хотят никаких взаимоотношений с правительством.

Вместе мы обозначили главные наши задачи.

Нужно делать свой оркестр, который будет отличаться знанием осетинской классики и будет заточен под это. Балет, наш балет, этнический балет, классическо-этнический балет. Я могу перечислять новых проектов десятки. У нас будет свой конный театр, у нас будет свой оркестр, который будет национальным симфоническим осетинским оркестром, это будет на базе студии звукозаписи. Будет существовать и симфонический оркестр, и народный оркестр, и народный хор. И мы будем делать всё. Мы будем в состоянии играть и «Отелло» Джузеппе Верди, и Христофора Плиева «Коста», и недописанную оперу «Фатима» Феликса Алборова, мы тоже будем в состоянии играть.

У нас получится сделать конный театр, и мы назовем его «Аланы» и отправим его по всему миру на гастроли как осетинский конный театр «Аланы». Мы назовем оркестр наш «Аланы» и с осетинской культурой по миру отправимся на гастроли. Мы будем выступать как осетинская труппа «Аланы». Нам не придется больше никому ничего доказывать.

Неважно кто я: иронец, дигорец, кударец, алан, скиф, сармат… Да наплевать мне! Мне важно, кто я внутри, кем меня предки оставили. Вот, что я хочу узнать. А это я могу узнать только из поколения в поколение. Если по отцам идти вверх, можно до Бога дойти.

 

Вадим Чельдиев

*Мнение автора может не совпадать с мнением редакции