Ossetia News

19 ноября

$ 66.01

75.32

Погода 7° ясно

Хирург Дмитрий Дзукаев: «Дзагоев не мог сидеть от боли. А через несколько дней играл в четвертьфинале ЧМ-2018»

16:43 06.11.2018

//

Осетинский врач Дзукаев широко известен в Москве, в его клинике делают сотни сложнейших операций. Очень часто пациентами становятся профессиональные спортсмены. Именитый хирург рассказал изданию Спорт-Экспресс о том, как по ходу чемпионата мира поставил на ноги Дзагоева, о своей дружбе с Черчесовым, а также о том, как перед Олимпиадой в Рио в его клинике всем медицинским составом ковали чемпионство Сослана Рамонова.

– Дзагоева вы поставили на ноги за какие-то дни. Чудо?

– Эти «чудеса» у нас каждый день… Дзагоев – такое имя, прозвучало громко. Ну и хорошо. Ситуация может казаться критической, а на самом деле вопрос решается быстро. Алан получил травму – частичный надрыв задней поверхности бедра, насколько помню. Врачи сборной провели колоссальную работу, подводили к игре с Хорватией. Планировалось, что выйдет на весь матч. За несколько дней до четвертьфинала у Алана появились резкие боли в спине. Не мог ни встать, ни сесть!

– Вам позвонил Черчесов?

– Насколько знаю, было большое обсуждение в штабе сборной. Решение принимал Эдуард Безуглов, хорошо знающий наши возможности. Звонок был от него. Алана доставили в клинику прямо из Новогорска. Вот вы сидите на диване, да? На этот самый диван Алан присесть не мог. Лег полубоком! Мы изучили МРТ – решили, что шанс сыграть на чемпионате у него есть. Один из нервов был сдавлен небольшой грыжей – и отреагировал воспалением. Отсюда боль в спине, отдающая в ногу.

– Долго над ним колдовали?

– В операционной – около часа. Аккуратно подошли к зонам боли. Специальные иглы системами навигации подводятся к нужным зонам. К корешкам, выходящим из позвоночника. Помогло! Если б не было надежды – сказали бы сразу.

– «Это чудо, не болит!» – реакция была такая?

– Реакция была спокойная. Дали Алану полежать часа два. Потом поднялся, прислушался к своему телу… Легкие тянущие ощущения оставались. Спросил: «Это пройдет?» – «С каждым днем будет легче». Постоянно оставались с ним на связи, переписывались. Алан отчитывался каждый день.

– Сохранились?

– Конечно. Вот SMS после того, как улетели в Сочи: «Тренировка прошла хорошо». Вот следующая: «Еще лучше!» Мы уже ждали, что Дзагоев сыграет. Уникальная история – человек, который не мог вставать, выходит на четвертьфинал чемпионата мира. Это же Алан переломил игру, отдал пас Фернандесу!

– Точно. Я и забыл.

– Когда Дзагоев готовился подавать штрафной, мы здесь все замерли. Точно на голову Фернандесу! Эдуард Безуглов рассказывал – всё это в штабе потом обсуждали: «То, что вы смогли сделать в своем центре, напрямую повлияло на результат игры Россия – Хорватия». Черчесов щепетильный человек – если выпускает Алана в ключевой момент, для нас это большое признание. Дзагоев классный парень.

– Боксерским языком говоря, «хрустальный». Череда травм.

– Да никакой он не «хрустальный». Крепкий парень, часто тренируется под большими нагрузками. У кого-то высокая устойчивость к нагрузкам, у Дзагоева обычная. Как только начинаются сверхнагрузки – организм может дать сбой. Таких одаренных юношей надо выявлять в детстве и вести по-особому.

rued4738c478a

– Черчесов – личность любопытная.

– Вы не представляете, насколько! Я врач, изучаю не только проблемную зону в спине. Еще слушаю человека. Как говорят на Востоке: «Заговори, чтоб я тебя увидел». С Черчесовым встретились, посмотрели в глаза друг другу. Мне все стало понятно.

 

– Что именно?

– Сильная личность. Уверенная в себе. Я таких называю «хозяин леса». Несомненно, он хищник. Но такой… Мирный хищник. Который свою территорию никому не отдаст. Если ты в зоне его влияния – у тебя все будет хорошо и спокойно. В другое время он был бы вождем племени. У Черчесова полная гармония: знание профессии, языки и физическая мощь.

 

– Он же качается до сих пор.

– Стас от природы очень сильный человек!

 

– Вы его спину смотрели?

– У него прекрасная спина. Несгибаемый хребет. Зачем мне смотреть – если он здоров? Что в его команде полный порядок, что в моей. Никто из хирургов не курит и не пьет. Кто-то выше меня ростом. С гораздо большей мышечной массой. Амбициозные ребята, все хотят быть лидерами. Если б мягко увещевал: «Знаете, друзья, я думаю вот так…» – они бы слушали, потом отворачивались: «Сделаем по-своему». Но у меня все иначе. Все видят, что я физически сильный. С признаками вожака стаи.

 

– Осетины – удивительный народ. Самый большой процент Героев Советского Союза в войну.

– Часто люди проявляются в нестандартных ситуациях. Случается стресс – и человек оказывается совсем другим. Так вот осетины не теряют самообладание. Готовы идти вперед, прикрыть друзей. Сильнейший командный дух. Обратите внимание, тот же Черчесов постоянно поизносит – «не я, а мы». Его спрашивают: «Ваша команда не потеряет мотивацию?» – «Как можем потерять мотивацию? Мы стоим под флагом, в нашу честь играет гимн!» Чемпионат мира, стрессовая ситуация – Черчесов себя показал. Если б была война, не сомневаюсь, он стал бы Героем.

 

– Вы тоже становитесь спокойнее в стрессе?

– Это не самая лучшая черта: я человек стрессовых ситуаций. Прогрессирую и развиваюсь, когда что-то идет не так. Максимально мобилизуюсь! Когда все остается позади, выясняется, что сделал шаг вперед. Чтоб росли мышцы – нужно выйти из зоны комфорта. Не хватает мне системности Станислава Саламовича. Возможно, длительный немецкий опыт его научил. Пример для меня!

 

– Давайте тогда о Станиславе Саламовиче. С ним на «вы»?

– На «ты».

 

– Про Черчесова говорили – он слушает, но не слышит.

– Абсолютная неправда! Дело в том, что Черчесов очень быстро слышит… Кому-то надо долго объяснять, прежде чем поймет. Черчесов ловит смысл с полуслова, ты договорить не успеешь. Слуцкий такой же. Мыслят быстро, как шахматисты! Смысл ухватил, понял, что должно быть иначе, – и моментально отрезаешь: «Нет!» А люди воспринимают, будто ты «не слышишь». Да нет же, я тебя услышал! Просто принял другое решение, не хочу сбиваться с пути! Получается же, что Черчесову говорят: «Давай обсудим, как быть с Денисовым». – «Нет!» Сразу вывод: «Он нас не слышит». А сейчас кто-то спрашивает, как быть с Денисовым?

large

 

– Забыли.

– Забыли!

– К вам не привозили парня, родившегося в Осетии, – Вениамина Мандрыкина?

– Нет, не осматривал. Слежу за его ситуацией. К сожалению, там свершившийся факт, сложно что-то изменить…

 

– Он спокойно говорит: «Я никогда не поднимусь».

– Я знаю только, что у него серьезная травма шейного отдела позвоночника. Знали б вы, сколько таких молодых, крепких ребят, которые вчера еще гоняли на мотоциклах и ныряли вперед головой в незнакомых местах. Летали на парапланах, испытывали жуткие горнолыжные трассы. Все восхищались полетом. Мое убеждение: геройствовать надо на войне, не стоит искусственно создавать пограничную ситуацию. История с Шумахером – большой урок всем.

 

– Мне казалось, любой оперирующий хирург прошел в жизни через череду чудес. Когда человека невозможно было поднять – но как-то получилось.

– Пожалуй, вы правы… Бывает, понимаешь – шансов немного. Но есть же!

 

– Самый яркий случай?

– Я только начинал хирургическую карьеру, оперировал молодого человека после мотоциклетной травмы. Перелом позвоночника, смещение костных обломков, парализован… В медицинских учебниках написано: если парализация дольше месяца – не стоит ждать от спинного мозга восстановления. Скорее всего, пациент останется инвалидом. Того парня все равно оперировал, разгреб завалы вокруг спинного мозга. Освободили от давления. Первый месяц – никаких движений в ногах. Я смирился с тем, что спинной мозг не спасли.

 

– Кошмар.

— При нем постоянно мама. В тот день я готовился сказать ей самое страшное – надо смириться, психологически адаптировать человека к жизни в коляске. Вдруг мама забегает: «У него работают пальцы на ногах!» Мы в ординаторской переглянулись… Нам-то понятно – так называемая «спастика». У парализованного человека через месяц-полтора начинаются непроизвольные движения, которые от пациента никак не зависят. Это не признак восстановления, а совсем другая история. Подтверждение полному повреждению спинного мозга. Мама радуется, а мы-то знаем – это окончательный приговор! Говорим: «Скоро придем, посмотрим…» Иду и думаю: как ее сейчас успокаивать? Она-то счастлива!

– Что было дальше?

– Прихожу в палату и вдруг вижу то, что вы хотели услышать. Слово «чудо». Он управляет пальцами!

 

– Невероятно.

– Через три с половиной месяца этот молодой человек ушел от нас на костылях. Самостоятельно.

large (1)

 

– У футболистов очень популярен профессор из Мюнхена, который проводит по 14 операций в день на крестообразных связках. В вашей жизни были рекорды?

– Я оперирую каждый день. Разумеется, не по 14 операций в день. До трех. В отличие от операций на крестообразных связках работа с позвоночником может длится от двух до десяти часов. Одна операция! Мой рекорд у стола – 13 с половиной часов. Когда не отвлечешься даже на секунду.

 

– Невероятно.

– Честно скажу, я потом сам задумался – где ж были мои физиологические потребности? Почему ничего не хотелось? Наверное, стресс и напряжение все отключили. Зато сразу все проявилось, как только закончил работу. Внезапно обнаружил, что у меня язык присох к небу. В спину будто вбили гвозди, а ноги стали как у слона. Столбы! Я не мог нагнуться, чтоб снять бахилы.

 

– Много борцов прошло через ваши руки?

– Очень много. У них адские нагрузки на шейный отдел. Одна из самых ярких историй – когда обошлось без операции. Перед Олимпиадой в Рио приехал в клинику знаменитый вольник Сослан Рамонов. Этап чемпионата России, на котором отбирали борцов в олимпийскую заявку, проходил в Краснодаре. Вот Сослан с тренером стоят у меня на пороге. Как раз проблема с шейным отделом позвоночника. Спрашивают: «Можно ее решить хирургическим путем?» Я посмотрел и отвечаю: «Если оперировать – к Олимпиаде ты подготовишься. Но к чемпионату России – никак. Тебе гарантируют, что в Рио возьмут?» – «Нет».

 

– Сколько оставалось до отбора?

– 2 – 3 месяца. Решили использовать реабилитационные методики. Ежедневная выверенная работа. Договорились с тренерским штабом, что все держим в секрете.

 

– Почему?

– Если во время отбора соперник будет знать, что есть проблема, – туда и будет бить. Сослан буквально проходил у нас сборы. Утром являлся в клинику – отсюда ездил в ЦСКА бороться. От нас уехал в Кисловодск на последний сбор.

 

– Отбор выиграл.

– Выиграл! Перед Олимпиадой снова приехал к нам…

 

– Смотрели, как получал медаль?

– Помню как сейчас: еду с работы, забыл обо всем. Поздний вечер. Вдруг звонок в машину. Один из наших врачей, который тоже увлекался борьбой, кричит: «Сослан борется в финале!» Я скорее прижался к обочине, нашел в телефоне трансляцию. Как раз все начиналось – Сослан в том финале просто вынес азербайджанца! В одну калитку! Я был счастлив…

 

– Как за сыном смотрели?

– Почему как за сыном? Я и сам еще могу побороться! А тогда прошло немного времени – позвонили из штаба сборной по вольной борьбе: «Это медаль – ваша». Мы все сделали правильно и вовремя.

CqZ-5T4WYAAHB3C