Ossetia News

12 ноября

$ 67.52

76.09

Погода 1° пасмурно

Константин Гецати: лечить должна только медицина, другие методы бесполезны

18:53 21.12.2017

Загадочный участник и фаворит 18-го сезона «Битвы экстрасенсов», аланский провидец Константин Гецати рассказал агентству Sputnik о том, когда впервые обнаружил в себе необычные способности, как оказался на проекте, и, чем собирается заниматься после «Битвы экстрасенсов».

— Константин, вначале хотелось бы поговорить о месте, в котором вы прожили много лет — что для вас значит Осетия?

— Осетия для меня — родная земля. Земля моих самых сильных и родных духов. Земля, где живут особенные для меня люди. Это колыбель аланов. Это поистине удивительные просторы.

— О себе вы рассказываете, что, несмотря на место рождения — Магаданскую область — в семье строго соблюдались осетинские традиции. Расскажите об этом поподробнее.

— А что тут подробно рассказывать? Наша семья всегда серьезно относилась и относится к традициям. Не важно, где человек живет, он всегда должен чтить культуру народа, к которому относится. Нельзя оторвать человека в душе от родины, где бы он ни находился. Как растение впитывает землю, на которой растет, так и человек впитывает энергетику мест, в которых жил он и его предки.

— Когда вы обнаружили в себе экстрасенсорные способности? Как это проявилось?

— Это было в морге, во время обучения в медицинской академии. Я разговаривал с человеком, которого вскрывали…

— Жуть… Вы рассказываете, что принадлежите к аланским провидцам. Почему считаете, что в ваших жилах течет их кровь? Рассказывают, что и ваш дедушка лечил людей с помощью особых ритуалов.

— Я ничего не считаю, я знаю это от духов, которые говорят мне не только о других, но и обо мне. Мне бы не хотелось кичиться своими родственниками. Что они захотят рассказать о себе, сами расскажут.

— Кроме дедушки, в семье экстрасенсорные способности проявились только у вас — родители, брат, сестра ничего такого в себе не ощущают?

— Культура аланских провидцев была утеряна на века. Забыта. И сейчас духи сами решают, кому открыть этот путь, с кем они хотят общаться, кого хотят выбрать в свои проводники. Это не родовая история — это история крови. Кровь одна, но не в каждом человеке она может заинтересовать духов.

— Почему, несмотря на неожиданно открывшийся дар, вы решили продолжать врачебную карьеру? Или с детства мечтали пойти по стопам отца-хирурга, и тоже стать врачом?

— Аланские провидцы всегда занимались травами и медициной. Это часть их жизни. Поэтому это никак не помешало мне, а даже наоборот. Кроме того, я считаю профессию, которая помогает людям, лучшей для себя.

— После того, как родители поняли, что у вас есть такой необычный дар, они отправили вас в Москву, потому что думали, что вы чуть ли не станете затворником в горах. Почему?

— В определенный период своей жизни я стал дневать и ночевать в горах, в особых для себя местах. Была такая вероятность, что я бы переехал туда и остался там жить затворником. Хотя почему была? Она и сейчас есть. Только теперь я взрослый мужчина, и если приму такое решение, оно будет более взвешенное и осознанное, чем тогда, в молодые годы.

— Не приходилось ли во врачебной практике прибегать к помощи экстрасенсорных способностей, когда понимали, что поставить диагноз или назначить лечение традиционными методами сложно?

— Приходилось, но я никогда не лечил. И хочу сказать, что лечить должна только медицина. Другие методы бесполезны. В своей практике я работал с энергетикой человека, но редко. Иногда занимался фитотерапией. Мало кто знает, на что способны травы. Они, конечно, не вылечат от серьезного заболевания, но зато могут творить чудеса со здоровым организмом или с хроническими заболеваниями.

— Константин, а что для вас значит проект «Битва экстрасенсов» на ТНТ, благодаря которому о вас узнало невероятное количество людей?

— «Битва» для меня уникальный проект. Она дала мне возможность распахнуть окно в свою жизнь, возможность поработать с людьми, которые оказались в тупике и не могли обойтись без помощи особых сил, возможность познакомиться с разными экстрасенсами. По сути, «Битва экстрасенсов» — это история, которая закончилась, изменив какую-то часть моей жизни и мне немного грустно, что все уже позади.

— Вы достаточно закрытый человек, на вопросы тоже отвечаете очень лаконично, и вдруг публичный проект, камеры, люди… Кто уговорил вас участвовать в «Битве экстрасенсов»?

— На «Битву» меня уговаривала пойти сестра. Видимо, ее интуиция говорила, что этот проект мне нужен. А мои духи не дали мне на это добро. И только позже, когда я получил их благословение, я пошел на проект.

— На проекте о вас говорили как о молчаливом экстрасенсе. Во время съемок вы постоянно просили тишины у ведущего и во время получения задачи практически не говорили, что будете предпринимать, удивляя всех вокруг. В жизни вы такой же молчаливый и загадочный?

— Я в жизни говорю еще меньше, чем во время съемок. Там нужно было многое объяснять, а вне камер я ничего не объясняю. Либо меня понимают с полуслова, либо я не общаюсь.

— Люди в вашем возрасте проводят очень много времени в соцсетях. У вас, как я понимаю, есть только Instagram, но и там вы поводите не очень много времени. Почему?

— Мои социальные сети — это мир духов, там я провожу больше времени, чем обычный человек в интернете. Там нет фейков, троллей, лжецов и лицемеров, там реальная жизнь. И если там и есть грязь, то она необходимая, а не просто разбросанная без всякой надобности как в интернете. Да и без видео с котиками, рекламой ненужных вещей и пиратских фильмов я прекрасно живу.

Я в Instagram захожу только потому, что иногда очень занят, но хочу, чтобы люди, которые за меня волнуются, видели, что у меня все в порядке. Правда, до сих пор не могу заставить себя быть там более активным. А недавно пришлось запустить официальный сайт, потому что количество мошенников под моим именем просто пугает.

— Нравится ли вам такое большое внимание со стороны девушек — если почитать комментарии под вашими фотографиями, пол-России готовы с вами встречаться, и едва ли не создавать семью. Что у вас с личной жизнью?

— Мне не нужно пол-России. Мне одной более чем достаточно. Просто пока мы не встретились.

— При рождении вас нарекли Таймуразом Гецаевым. Почему вы взяли псевдоним — Константин Гецати и правда ли, что теперь так звучит ваша имя-фамилия и в паспорте?

— Я не брал псевдонима. И в паспорте действительно написано Константин Гецати. Имя Таймураз было дано мне при рождении исходя из традиций. Ни мама, ни папа не давали мне этого имени — они просто выполнили свой долг. Я вырос и взял имя отца.

— Как на это отреагировали родители?

— Родители меня поддержали.

— Слава пришла к вам как к экстрасенсу — не было ли у Гецаева-врача легкой зависти к Гецати-экстрасенсу?

— Я не страдаю шизофренией. И к самому себе ревности не испытываю. Как мне суждено проживать эту жизнь, так и проживаю.

— На время проекта «Битва экстрасенсов» вы брали отпуск на основном месте работы — что планируете делать сейчас? Может, у вас появились более интересные предложения или есть другие планы?

— Мой отпуск — это «утка». Я уволился с основного места работы. Сейчас планирую открывать свою клинику.

Sputnik